О КУВАНДЫК.РФ - всё о городе

ИНФОРМАЦИОННЫЙ ПОРТАЛ

  • Увеличить размер шрифта
  • Размер шрифта по умолчанию
  • Уменьшить размер шрифта
Баннер
Баннер
Баннер
Янв
1
Новогодние истории
(2 голоса)

              Тамара Ясакова

     Кот без сапог

На новогоднем утреннике начальных классов мой сын  первоклассник играл роль кота. Костюм шили всей семьёй. Ушки, усы, хвост и даже лапки — всё как у настоящего.

После представления — долгожданные подарки и призы.

 - Первое место присуждается коту в сапогах! - объявляет жюри.

Никто не выходит. Дети переглядываются. Кот один — мой сын. И снова:

– Первый приз коту в сапогах!

Дети подталкивают кота к сцене. Он упирается и наконец отчаянно кричит:

– Я без сапог!

 Утка

Муж поехал к поезду встречать гостей. А я решила блеснуть кулинарными способностями. Стала готовить утку с яблоками. Начинила, зашила и поставила запекать в духовку. А сама занялась другими делами. Когда вернулась на кухню, застыла от ужаса. Моя утка полыхала в духовке. Схватив полотенце, я вытащила горящий противень и вместе с уткой выбросила в снег. Тут подъехали гости. Вбежала радостная подруга, сунула мне в руки какую-то корягу:

 - Это тебе подарок. Чудо природы! Муж вошёл в дом, принюхался и сразу почуял неладное:

– Где утка?

– Сгорела.

Он подошёл, потрогал «чудо природы» и с ужасом спросил:

 - Это всё, что от неё осталось?

 

Перемешали

 Перед Новым годом женщины решили через горло, желудок, прямую кишку проложить путь к сердцу мужчин. Надо признаться, довольно странный маршрут. Но зная, что победителей не судят и что все средства хороши, выбрали для этой цели салаты. Как раз появилась мода наслаивать друг на друга самые невероятные сочетания продуктов. От чего путь к сердцу мужчины и обратно шёл напрямую.

 В этот раз женщины превзошли лучших кулинаров и дизайнеров. Горкой, подсолнухом, башенкой, лесенкой красовались салаты. Усталые, но  довольные мастерицы стали готовить для подачи на десерт себя: сладкие губки, острый язычок, ароматные шейки, экзотические наряды. «Сервировка» тел затянулась.  Мужчины не выдержали предновогоднего ожидания:

– Женщины, вы скоро? Мы уже салаты перемешали и на стол поставили.

Немая сцена. Дальше...без комментариев.

 

Проучили

В этом году мы решили провести новый год в ресторане. В близкой компании, двумя семьями.  Заказали столик. Пришли. Мужчины после нескольких рюмок увлеклись воспоминаниями. Дружили с детства, поэтому было о чём поговорить.

А музыка то ритмичная, то лиричная звала танцевать. Ведущие изощрялись в конкурсных задумках. Несколько раз мы пытались вырвать мужчин из плена воспоминаний. Но они  прочно впали в детство. Обиженная Галка предложила проучить их: « Спрячемся — пусть поищут». Я согласилась.

 Мы потихоньку вышли, спустились на первый этаж. Под лестницей была маленькая комнатка. Забрались туда, довольные своей выдумкой. И вдруг дверь снаружи захлопнулась. Свет погас, и кто-то загремел засовом. Мы замерли. Пока в испуге соображали, что происходит, оказались в ловушке. Дергали, толкали, трясли дверь. Бесполезно.

Сначала робко, а потом всё громче и отчаянней стали звать на помощь. Но кто мог услышать наш писк в грохоте музыки. Наверху закричали «Ура!». Наступил Новый год. Мы с Галкой заклеймили мужиков самыми последними словами. Потом обнялись, всплакнули. Прикорнули на диванчике в углу хламовки и задремали.

 Проснулись от щелчка щеколды. Нас открыли. Уже равнодушные ко всему, полусонные, в паутине, прошли мимо ошарашенной уборщицы. Поднялись в зал, уже не надеясь увидеть там мужей, и застыли у входа. За столиком сидели наши неимоверно счастливые мужики, а рядом хохочущие девицы.

«Ой, девочки! В туалет ходили? - удивились они, увидев нас. Вот уж поистине: счастливые часов не наблюдают.

 

Пить можно — закусывать нельзя

Боль не утихала. Дёргалась стрелка, приближаясь к 12, вместе с ней мучительно дёргал зуб. Чем ближе к Новому году, тем нестерпимее.

 -Всё, больше не могу. Какая у нас дежурная больница? До Нового года успею.

Беру такси, приезжаю в поликлинику. Долго звоню в дверь, потом колочу ногами. Появляется санитарка:

– Ты бы лучше с дедом Морозом в 12 часов явился,  - съехидничала она. Вслед за ней

поднимаюсь на второй этаж. Открывается дверь в ординаторскую. Стол накрыт. Видно, что старый год проводили давно и хорошо. Врачи были готовы и к встрече Нового года, и к чему угодно.

 - Сергей Иванович, вставай, к тебе. Дюжий молодец похрапывал, уютно пристроив голову на край стола.

 - Принимай больного! Рефлекс на кодовые слова сработал мгновенно. Стоматолог с закрытыми глазами встал и пошёл. Я за ним. Вошли в кабинет.

 - Ну, что у тебя, - наклонился он ко мне. На минуту зубная боль притихла, одурманенная запахом спирта. Решила, что это наркоз.

– Показывай. Зеркальце запрыгало по зубам.

 - Дёргать, - вынес вердикт врач. Медсестра сделала укол. Только я присел на кушетку и облегчённо вздохнул, как детина поднялся и скомандовал:

 - Садись в кресло. Я пытался языком, пальцами и глазами объяснить, что ещё рано, наркоз ещё не подействовал. Бесполезно. Я был пригвождён всем его мощным телом к креслу.

 - Накладывай щипцы, - приказал он помощнице. Та беспрекословно выполняла все команды. Не успел я охнуть, как он виртуозно-мгновенно вырвал зуб. Потом посмотрел на него, плюнул:

– Лечить замучаешься. Всё. Два часа не есть и не пить.

– Новый год же, - прошепелявил я.

– Ладно, - сжалился врач, - пить можно, закусывать нельзя!

 

 Эдэм

Под Новый год торопились с напарником домой. Камаз бежал легко, как лошадь в стойло. И вдруг, что за чёрт, на дороге перевёрнутая машина. Подходим. По всему шоссе раскатившиеся ящики, бутылки с водкой. Никого нет. Наверное ушли за подмогой. Вдали послышалась милицейская сирена. Не долго думая, как по команде, мы с другом стали метать полные бутылки в снег за обочину дороги. Когда милиция подъехала, мы как ни в чём не бывало уже  сидели в Камазе.

Приехали домой. День-два отдохнули. Душа болит. Новый год приближается. Тут как назло снегопад с утра начался. Мы прихватили лопаты и поехали. Долго спорили, отыскивая заветное место. Потом усиленно копали. Всё безрезультатно. Проезжающие водители с удивленно смотрели, как мы кидали снег около дороги. Некоторые смеялись: «Мужики! Дорога здесь. Не ранова-то окосели?» Вернулись несолоно хлебавши.  Выезжали ещё несколько раз. Новогодний праздник встретили без энтузиазма. Легко ли с такой потери год начинать. Долго косили глаза на обочину, проезжая по этой дороге. И однажды, когда таял снег, напарник вдруг на полном ходу начал открывать дверцу машины, выкрикивая: «Смотри эдэм! Эдэм!»  Без него знаю, что едем. Потеряв дар речи, он тыкал пальцем в окно, хватался за руль. Я остановился. За дорогой лежали, торчали блестящими головками в разные стороны наши бутылки.

 

Я опаздываю

Девушка лихо развернула машину около магазина. Когда через несколько минут она появилась с тортом, то замерла в недоумении. Её машина оказалась между двумя авто.  Девушка сердито дёрнула ручку дверцы. Положила торт на заднее сиденье. Закусив губку, взялась за руль. Машина дёрнулась и въехала в впереди стоящую.

– Ты что делаешь! - заорал хозяин, подбегая  к её окну. Девушка в страхе дёрнула какой-то рычаг, машина откатилась назад и стукнула позади стоящую. Ругань мужчины оборвалась на полумате. Зато другой, крича и пыжась, пытался отодвинуть машину девушки от своей. Она плотно закрыла окна и куда-то спряталась в салоне. Мужчины стучали, орали, били ногами. Тишина. Подошли вызванные гаишники. Дверца машины резко открылась. Девушка с тортом в руках и сумкой через плечо вышла из автомобиля, независимо прошла мимо оторопевших мужчин.

– Гражданка, вы куда? - окликнул её удивлённый милиционер.

– Я опаздываю на Новый год, - крикнула девушка обескураженным потерпевшим и спокойно пошла дальше.

 

Ошпарило

На Новый год обязательно что-нибудь случается. По себе знаю. А знаете почему? Потому что себя меняем: перекрашиваем волосы, делаем причёски, переодеваемся во всё новое. Ну как при таких наших перевоплощениях, окружающим нас предметам, технике, оставаться неизменными? Толи они нам стараются подражать, то ли не узнают, то ли сердятся, то ли завидуют... Но точно что-то в их душах происходит.

 А в нашем отделе на 12 квадратных метрах сидели четыре женщины. Конечно, перед Новым годом  друг перед другом, мы стали преображаться. Я решила всех поразить: из жгучей брюнетки превратиться в ослепительную блондинку.

 Не поверите, но  в то время, когда я дома совершала ритуальные действия над своей головой, в нашем отделе прорвало трубу с горячей водой. Фонтан кипятка бил по шторам, заливал столы. Когда мужики с нашего цеха пришли устранять аварию, они увидели вместо ярко-красных скатертей, покрывавших наши столы, распаренные бледно-розовые тряпки, а на  занавесках от алых роз не осталось и следа.

 Слесаря ещё возились с отоплением, когда появилась я — свежевыкрашенная блондинка. Обернувшись, они застыли в изумлении. Потом один из них с ужасом выдохнул: «И эту ошпарило!»

 

Миша-Маша, Саша-Даша

 Дед Мороз поднимался по лестнице.

– Еще две квартиры и все, - облегченно подумал он.

Опустошенный мешок с последними подарками для детей устало постукивал по ступенькам. Сергей Иванович, который год играющий роль Деда Мороза, остановился перед нужной дверью. Оправил бороду, поправил кушак и нажал на звонок. Дверь тут же открылась. Молодая женщина, вытянув шею, вдруг резко скомандовала:

 - Дыхни!

«Хы»,  - от неожиданности послушно выдохнул Дед Мороз. Женщина втолкнула его в комнату:

 - Мне срочно надо добежать до работы. Посидите с детьми. Я мигом вернусь.

 Не успел Сергей Иванович возразить, как с той стороны щелкнули ключом, и каблучки отбили прощальную дробь.

Из комнаты в прихожую высунулись и снова спрятались две светлые головки.

 - Здравствуйте, ребятки! Я принес вам шоколадки, - привычно густым басом заговорил Дед Мороз.

Ребятишки, держась за стену, готовые в любой момент исчезнуть, вышли из своего укрытия. Мужчина таинственно опустил руку в карман и вкусно зашуршал конфетными бумажками. Первым осмелился мальчик, похожий на первоклассника, в черном костюмчике, при бабочке и с носовым платочком в кармашке.

 – Вы не больной? - спросил он. «Странная семейка», - подумал Сергей Иванович, и веселым бодрым голосом продекламировал:

 - Бодрый, добрый и родной, друг ваш лучший, дорогой.

- Ура! - закричала совсем маленькая девочка и захлопала в ладошки.

 - К нам в прошлом году пришел Дед Мороз и прям вот тут на коврике сел. Мама его поднимала-поднимала, а потом увела на улицу. Она сказала, что Дедушка заболел, потому что у всех, к кому он заходил, было жарко, - пояснил мальчик.

 - Да, а он сделан как из пластилина. Растаял и не мог стоять. Мы ждали, ждали, когда он снова заморозится и к нам придет, но он, наверное, сильно испугался горячих батарей и не пришел, - грустно добавила девочка.

Потом она  встала на цыпочки и о чем-то испуганно зашептала на ушко братику. Тот кивнул ей головой. Они вместе подошли к Деду Морозу, взяли за руки.

 - Уже теплый, - озабоченно сказала девочка и торопливо потянула его на кухню.  Там они усадили Дедушку на табурет. Мальчик открыл холодильник, вытащил форму с замороженными кусочками льда, поставил перед Дедом Морозом.

 - Ешь! - строго сказал он.

 Сергей Иванович улыбнулся:

 - Вот спасибо, детки, для меня это, как леденцы, любимое лакомство!

Он взял желтенький кубик и медленно опустил в рот. Дети не спускали с него глаз. Лед оказался неимоверно кислым, но Дед Мороз на радость им аппетитно прохрустел льдинкой.

 - Я сама, я сама! - девочка схватила темно-фиолетовый, совсем неприглядный кубик.  - Открой ротик! - приказала она.

Как тут откажешь? «Ротик» открылся». Что это? Лед расползался во рту мыльной пеной.

 - Это мамин любимый кубик. Она с него начинает лицо протирать, а потом остальными, - радостно сообщила девочка.

 Сергей Иванович полез в карман за носовым платком. 

- Ну, спасибо, детки, на всю жизнь накормили,

 - Не растаешь? - строго спросил мальчик.

Дед Мороз клятвенно заверил, что теперь ему никакая жара не страшна. 

 - Миша, - заканючила девочка, - Я есть хочу.

Сергей Иванович щедрой горстью зачерпнул конфеты из кармана: «Угощайтесь!». Мальчик отвел его ладонь: 

- Машке нельзя, у нее чесун начнется.

 Девочка покорно закивала головкой.

 - А холодильник на что? Сейчас найдем что-нибудь покушать.

 Но строгий брат опять остановил его:

 - Там новогодняя еда для маминых подружек. Ее брать нельзя.

  - Да, - поддержала его крошка, - Ты видел по телевизору, как «тигоры» едят? Сначала большие, а потом маленькие за ними доедают.

 - Ну и дела! - Дед Мороз почесал затылок. -  А что вы любите? - спросил он.

 - Бабушкины блины! - в один голос прокричали малыши.

 - Блины так блины. Доставайте муку, яйца, молоко, соль, масло, сковородку.

Дед Мороз, засучил рукава. Ребятишки засновали по кухне. Незаметно для них Сергей Иванович подлил в тесто обнаруженный в запретном холодильнике гранатовый сок и перемешал. Увидев, какого необычного розового цвета будут блины, детишки замерли.

 - Это чудеса начались? - тихо, замирая от восторга, спросила девочка.

 - Конечно! -  уверенно ответил Дед Мороз.

 - Тает! - с ужасом глядя на него, прошептал мальчик и бросился к холодильнику.

 - Нет! – остановил его Сергей Иванович и вытер выступивший пот. - Не бойтесь. Я у холодильника постою, а вы сами блины приготовите. Наливаете молоко. Яйца я сам разобью, так. Муку, размешивайте. Сковороду я поставлю. От огня полотенцем закроюсь, - успокоил он ребятишек.

Блины удались. Пока дети за обе щеки уплетали их, Сергей Иванович вышел на балкон охладиться. Радостные новогодние окна подмигивали друг другу разноцветными глазами. Пора к Маше-Мише. На балконном стекле расплющились две довольные  мордашки? 

 - Холодный! -поежилась Маша, когда он вошел в комнату, но все равно доверчиво прижалась к Деду Морозу. 

 - Почему у вас имена похожие? – поинтересовался Сергей Иванович.

  - Мама говорит, если имена дружат друг с другом, значит, и мы будем дружными, - Маша вздохнула. - У мамы с папой тоже имена как сестрички -  Саша и Даша, но они не вместе уже. Миша, расскажи, - попросила она брата. 

-  Папе другая тетенька понравилась, - Миша замолчал.

 - Папа даже сказал, что заберет у нас квартиру, - продолжала Маша. – Как он ее вытащит? Тут что ли дыра будет? Без окна и стен? Мы же с Мишей можем из нее вниз упасть, - Маша поежилась.

 - Так, детишки-короткие штанишки,  - прервал их грустные рассуждения Сергей Иванович. – Возьмите листочки и нарисуйте мне ваши желания. Только, чур, друг к другу не подглядывать.

 Ребятишки расположились в разных углах комнаты и засопели. Первым подошел мальчик, робко протянул листочек, с надеждой, не отрывая глаз, смотрел на Деда Мороза. На рисунке две фигуры, мужская и женская, держались за руки.

 - Мама и папа, - показал пальчиком Миша.

Сергей Иванович кивнул, аккуратно сложил листочек и положил в карман. Маша принесла свой рисунок: «точка, точка, запятая, минус, рожица кривая, ножки ручки, огуречик – вот и вышел человечек».

- Это папа, - нежно погладила она зеленого человечка.

 В дверях заскребся ключ. Маша и Миша бросились в прихожую.

 - Погодите, детки, -  отодвинул их Дед Мороз. -  Я у вашей мамы желание спрошу. Исполнять так всем.

 Не дав женщине войти, он выдавил ее из комнаты:

 - Телефон мужа есть?

 - Есть, - испуганно прошептала она.

 - Звони!

 Дрожащими пальцами она набрала номер.

 - Говори: «Саша! Приходи, мы тебя ждем».

У женщины округлились глаза, но фразу она повторила.

 - Добавь:  «Не забудь для детей подарки». Говори! -  снова подтолкнул он ее.

 Кажется, она что-то начинала понимать:

 - У него другая.

  - И что? У тебя вон какие два магнита. От кого угодно оттащат. А это,  - Сергей Иванович протянул ей детские рисунки. – Желание твоих детей. В рамочку и на стол к себе поставь. И чтоб исполнила! Приду, проверю!

Добавить закладку

Добавить комментарий


Анти-спам: выполните задание
Баннер
Баннер
Баннер
Яндекс.Метрика

Последние комментарии


Баннер

Мы в соцсетях

Мы в Инстаграм

Баннер

Бесплатные объявления