О КУВАНДЫК.РФ - всё о городе

ИНФОРМАЦИОННЫЙ ПОРТАЛ

  • Увеличить размер шрифта
  • Размер шрифта по умолчанию
  • Уменьшить размер шрифта
Баннер
Баннер
Ноя
29
Свекровь
(1 голос)

                 Тамара Ясакова

  – Ну, свекровь тебе достанется, не приведи Господь. Она по улице идёт — никому не улыбнётся. К соседям не ходит. На скамеечке вечерком посидеть и то не выйдет, - пугали подружки Полину, которую уже открыто называли невестой Василия, видного русоволосого парня с небесными глазами.

 Жил он за материнским умом и  заботой, как у Христа за пазухой. На Полину ему тоже мать указала: «Присмотрись». Отгуляли свадебку скромно: жених без отца, невеста из семьи гороховой —детей мал мала меньше.

Утром молодая жена проснулась от громыхания посуды  и громкого яростного шёпота: «Лежат, как бары. Кто после гостей убираться будет?».

«Мы же вчера с девчатами всё перемыли», - удивилась Полина несправедливым упрёкам. Осторожно высвободилась из-под Васиной руки. Встала, накинула халатик, на цыпочках прошла на кухню. Свекровь начищала кастрюли. «Дно чистит, с ума что ли сошла, на раз ведь», - опешила невестка.

– Что встала? Рано. Иди. Спи, - резко, рублено падали  слова.

 - Давайте, я помою.

Свекровь, не глядя, резко махнула в сторону двери — уходи. Полина вернулась в спальню. Уютно свернулась калачиком около Василия и тут же уснула.

– Всё, хватит валяться. Жизнь проспите. Солнце уже вона где, - резко распахнулись тяжёлые шторы. Прошуршали мимо кровати шаги.

Завтракали вдвоём с Василием. На столе стояли прикрытые белым полотенцем блины и тарелочка со сметаной. В окно было видно, как по картофельнику размеренно двигалась, то поднимаясь, то опускаясь серая фигурка.

– Мать жуков собирает. Травить не разрешает, говорит: раз живое от яда гибнет, значит и нам во вред. На этом свете мы все из одного божьего теста слеплены.

Василий ушёл по делам в мастерскую. Полина решила оглядеться. Может, по дому что сделать? Идти собирать жуков  со свекровью не хотелось. Но работы для себя не нашла: посуда блестела, в шифоньере всё разложено по полочкам. Бельё, замоченное в трёх тазиках: белое, цветное, чёрное, показалось ей совсем чистым. «Наверное, постирано. Полоскать приготовила».

Вышла во двор. Дорожки, выложенные из камня, влажно блестели. «Она, что, и их моет?» - поразилась Полина. Вздохнула и пошла на картошку.

– Тяпки захвати! - увидев её, крикнула свекровь.

«И что здесь полоть? Ни травинки», - недоумевала Полина. Свекровь поставила её с одной стороны рядочка, сама встала с другой  и пошла на шаг впереди, подгребая землю к кустам, окучивая. Полина шла следом, делая тоже самое, только с другой стороны куста. Сначала  она чувствовала неловкость от непривычного дела и молчаливого присутствия свекрови. Потом ушла в работу, и напряжённость пропала. Получалось красиво. Между кустиками ровные канавки. Дома у них так не делали, просто пололи.

– Огородницы! Мы сегодня обедать будем? - Полина остановилась, обрадовалась: как раз вовремя Василий позвал, просто сил больше нет, устала. Муж подошёл, взял тяпку:

– Крикните меня, как готово будет, я пока закончу.

Полина хотела остаться с ним, но свекровь дёрнула её за платье: идём.

– Я обед соберу, а ты бельё постирай.

 И подала глубокое корыто с ребристой стиральной доской. «Допотопная, уж никто не стирает так. Могли бы и машинку купить. Василий зарабатывает», - бурдела про себя невестка, но вслух перечить не осмелилась.

Когда она развешивала бельё, подошёл Василий.

 - Ну, вот теперь и обедать можно, дела сделаны, над душой стоять не будут,- изрекла свекровь.

Обеденное июльское солнце припекало.

– Отдыхайте. Вечером на огород, - смилостивилась свекровь.

 Полина с Василием, прихватив старенькое покрывало, забрались на сеновал.

– Вася, машинку бы стиральную купить.

– Это у мамани надо спросить. Деньги у неё.

– А мы как же жить будем? Бедными просителями?

– Да нет, мне маманя никогда ни в чём не отказывала. Только обдумывала всё долго. Что  надо и что не надо временем проверялось. Ненужное само отпадало. А дельное не раз ещё о себе напомнит.

Вечером за чаем Полина подтолкнула Василия в бок локотком:

– Мама, может быть,  машинку стиральную купим?

– Детки пойдут, тогда конечно. А сейчас ни к чему. Бельё трепать, да к неряшливости себя приучать. Что легко стирается, то легко и пачкается. Да и руки не загрубеют. В земле повозились, при стирке до бела отмылись.

Неделю Полина не могла вырваться домой. Только засобирается, свекровь: сделай то, это. Дела никогда не кончались. Словно она их специально для неё придумывала: за ягодой каждый день отправляла, сарай помазали, затёрли да два раза извёсткой прошли, чтобы зараза не заводилась. Крапиву охапками рвали, вениками вязали и сушили — курам на зиму.

В субботу, сделав наказ за наказом, свекровь уехала на базар. Воскресенье -  послабление в заботах. Свекровь сама предложила: «К своим сходи» и протянула сумку: «Гостинцы ребятишкам. Скажи от вас с Васей».

Во дворе родительского дома Полина заметила, что подмести бы надо. Крыльцо совсем облупилось, давно не красили. В доме показалось убого и неухоженно. Ребятишки ей обрадовались. Нетерпеливо поглядывали на сумку. Полине самой было интересно, что там?

Завёрнутые пакеты. Полина развернула один: большая коробка с красками и альбомом: «Мне! Мне!» -  закричала Маняша, которая в семье слыла рисовальщицей. Для мальчишек футболки, ракетки с воланчиками — и на всех пирог, который тут же собрал всех за стол на чай. Потом Полина мыла, тёрла в доме, как никогда до этого.

– Ну, что взялась. Отдохни. Люди говорят,  запрягла свекровь тебя, минуты продыху не даёт. Ты на неё не горбать, — строго поучала мать. Полине стало жаль себя, и то правда, для кого стараюсь?

Возвращаясь в дом свекрови, планировала жить по-своему: «Скажу Василию, чтобы мне зарплату отдавал. Жена же я ему. Зал и спальня пусть наши будут. Шторы поменяю, дорожки на пол куплю».

Решительно открыла дверь. Никого. В доме прохладно, чисто, окна прикрыты ставнями. Полина почувствовала, что устала. Прилегла на диван и тут же уснула.

 Обеденный сон сладок, даже заканчиваясь, утекает медленно, оставляя после себя приятную истому. В приоткрытую форточку доносился чей-то осторожный шепоток. «Свекровь», - узнала Полина и неприязненно насторожилась:

– Не ходи в дом. Полинушка спит. К своим ходила, умаялась. Вот деньжат наберём —дом вам будем строить. Жена у тебя, Вася, хорошая, работящая.

Полина замерла, сердечко ёкнуло. Уткнувшись в подушку, она вдруг по-детски расплакалась, словно её, обиженную, погладили по головке.

Добавить закладку

Добавить комментарий


Анти-спам: выполните заданиеJoomla CAPTCHA
Баннер
Баннер
Яндекс.Метрика

Последние комментарии


Баннер

Мы в соцсетях

Мы в Инстаграм

Баннер

Бесплатные объявления