О КУВАНДЫК.РФ - всё о городе

ИНФОРМАЦИОННЫЙ ПОРТАЛ

  • Увеличить размер шрифта
  • Размер шрифта по умолчанию
  • Уменьшить размер шрифта
Баннер
Баннер
Баннер
Июн
20
Репейка
(0 голосов)

                     Тамара Ясакова

       Дядя Володя без гостинцев не приходил, но приносил их без всяких пакетов, держа в руках баночки со сгущёнкой или ещё какими сладостями, с колбасой под мышкой. Появлялся он редко. Как Деда Мороза на ёлку, его надо было звать: долго кричать по телефону, уговаривать.

Но в этот раз он появился без приглашения, и при нём была маленькая детская блестящая сумочка из-под новогодних подарков.

 - Дед дома? - шёпотом спросил он, приоткрыв дверь.

 - Нет, - перешли на шёпот и мы с внучкой.

Дядя Володя облегчённо вздохнул, подал пакетик: «Это вам».

  И сразу заторопился по своим делам. Застучали по лестнице его ботинки, фыркнула у подъезда машина и   рванула с места в карьер. Зачем приезжал? Непонятно.

Но когда мы заглянули в сюрпризную сумочку, внучка Олечка всплеснула ручонками, а я бросилась к двери, забыв, что дядя Володя уже далеко и в безопасности. Сжавшись в комочек, на дне пакетика сидел серенький котик. 

 - И что мы с ним будем делать?

 - Воспитывать,  - заявила Оленька.

 В малышке заговорили  учительские гены семьи. Вытряхнули котёнка из пакета. Он, сгорбившись и поджав хвостик, нырнул под старый диван. Теперь он не скоро оттуда вылезет. Наш гостеприимный диван сразу не отпустит. Кого хочешь, убаюкает. Для деда он вообще вместо снотворного. Точно, через десять минут, когда мы решили посмотреть, что делает котёнок, оказалось - он спит. Устроился в диване среди остатков обоев, свернулся калачиком и успокоился – пристанище найдено. Да ещё какое: покой, тишина.

А нас волновал главный вопрос: где он облюбует  туалет. В самых, на наш взгляд, злачных местах расстелили газеты. «Читай», котик. Мы сели смотреть телевизор, а наш новый жилец осторожно выглянул из-под дивана. На телевизор – ноль внимания, видимо, был знаком с ним с рождения. Носик вниз и как миноискателем по полу, вокруг игрушечного крокодила, к Олиным ножкам. Я поднесла палец к губам: тихо. Но разве устоишь от искушения хотя бы пошевелить пальчиками ног? Котёнок фыркнул, как воду на горячую плиту плеснули. Оля взвизгнула. Серенький хвостик скрылся под диваном.

 Обследовать нашу маленькую квартирку времени у нового жильца было предостаточно. Мы уходили на работу. Оленька в садик. Гуляй – не хочу. Имена к нему не прилипали. Как мы не изощрялись, подходящего не находили. Пробовали по внешности. Был он похож на серенький одуванчик. Поверх гладкого подшёрстка у него росли длинные редкие волоски. Если на котёнка попадал лучик солнца, он казался светящимся пушистым шариком. Но не назовёшь же его собачьим именем -  Шарик.

Была у него ещё одна особенность – игольчатые коготки-царапки. К шторам, дивану, одежде он прилипал ими как липучкой, приходилось освобождать каждый коготок. Приходили с работы и заставали его покорно висящим на шторе или ковре. Увидев нас, начинал мяукать, прося о помощи. Мы освобождали его из плена, но через некоторое время он снова повисал на чём-нибудь.

День ото дня кот смелел. Радуясь нашему приходу, бежал к двери и с разбега прыгал на первого попавшегося, намертво впиваясь коготками в одежду. Поэтому, входя в квартиру, мы присаживались у порога, встречая его любвеобильный порыв руками. Тут и кличка появилась – Репейка. Она ещё хороша была тем, что мы до сих пор не знали, кто у нас: девочка или мальчик.

Чтобы избавить его от альпинистской привычки карабкаться вверх, занимали его, как ребёнка, всякими игрушками. Бросали бусы, газеты, бумажки от конфет. Ничего не помогало. Наоборот, с каждым днём он совершенствовал свои умения. Благо весь день ему никто не мешал. Так он освоил технику лазания по обоям. Были они у нас красивые, рефлёные. С тоской я поняла, что это «были» скоро станет явью.

Однажды, ничего не подозревая, за мной зашла подруга. Серый комочек атаковал её и повис на колготках. «Не шевелись!», - крикнула я и бросилась на помощь. Я держала кота. Она снимала колготки, потом ювелирно освобождали каждый коготок. Очумевшая от неожиданности,  подруга с голыми ногами стояла на ковре. Когда к ней вернулся дар речи, а это произошло очень скоро, она ругала нас с котом на чём свет стоит.

«В школе ей всех жалко было, ученики на голову садились, внуки верёвки вьют, а теперь ещё и эта шмакодявка на добропорядочных людей лапу подымает. Кота воспитать не можешь, тоже мне, учительница».

Кот бросился под защиту дивана. Не помогло. Вытянув за лапу упирающего, шипящего, а потом отчаянно орущего Репейку из-под дивана, пострадавшая тряхнула его хорошенько и бросила в тёмную кладовку. Затем решительно взяла меня за руку, вывела из квартиры и закрыла на замок: «Пошли!»

Мне было не до гостеваний. Кот не выходил из ума. Но непреклонные взгляды подруги отрезали все пути к выходу. Наконец-то аудиенция закончилась. На бегу заскочила за внучкой, на ходу рассказывая ей, что случилось, тащила её чуть не волоком, торопясь домой.

Открыли дверь. Тишина. Не раздеваясь, бросились к кладовке. Включили свет. В углу сидел наш кот. У его ног лежал полудохлый мышонок. Он пошевелил его лапкой. Посмотрел на нас, добродушно  приглашая поиграть с его добычей. Оля испуганно закрыла глаза руками: «Бабушка! Он его есть будет? Мне мама запрещает смотреть фильмы ужасов. Не разрешай ему это делать!»  С тех пор кладовка стала для Репейки и тренажёрным залом,  и местом охоты. Обои и шторы были спасены.

Но через некоторое время опасности подверглись диваны. Как у детей чешутся, появляясь зубки, так у Репейки чесались когти. И он ими нещадно драл облюбованные для этой цели диваны. Следы его преступлений мы с Олечкой пытались запрятать, срезали и заправляли вытянутые нитки, подкрашивали йодом царапины на деревянных боковушках. Оля даже прятала дедовы очки. Но, как говорится, шила в мешке не утаишь. Кота застали с поличным, и он безжалостно был вышвырнут твёрдой мужской рукой на улицу.

Ошеломлённый полётом, солнцем, всей неведомой ему средой обитания, кот на всякий случай, прижимаясь пузом к асфальту, прополз в закуток под кустарник. Такого обилия впечатлений он ещё не испытывал. Серенькая головка поминутно показывалась среди листьев, шейка вытягивалась то в одну, то в другую сторону, глазки округлились.

 Наши наблюдения прервал безоговорочный приказ деда: «Едем на дачу». На наши слёзные просьбы взять с собой Репейку он строго напомнил: «Мы едем работать, а не кота пасти». Трудились мы, как никогда, по-ударному. И всё-таки возвращались, когда уже темнело. «Бабушка, Репейка наверное уже спит, как Дюймовочка, росинку попил, на листочек лёг, другим укрылся», - сочиняла Олечка, пошмыгивая носиком.

 «Репейка! Репейка!», - в один голос стали мы звать кота, едва выбрались из машины. Серое пятнышко приближалось. Обрадованные, мы забыли о его коготках. С разбегу, перебирая лапками, оставляя царапины на руках и затяжки на наших платьях, он метался от меня к Олечке и, совсем обезумев от радости, вскарабкался на деда, прижался к его уху и замурлыкал. «Ах, ты подлиза», - сменил дед гнев на милость.

 Диваны кот больше не трогал, что мелочиться, в его распоряжении теперь были вон какие деревья.

Добавить закладку

Добавить комментарий

Требования к комментариям на сайте окувандык.рф


Уважаемые пользователи! В связи с возросшей нагрузкой на сервер на сайте включена предварительная модерация комментариев.


Анти-спам: выполните заданиеJoomla CAPTCHA
Баннер
Баннер
Яндекс.Метрика

Последние комментарии


Мы в соцсетях

Мы в Инстаграм

Баннер

Бесплатные объявления